Быть или не быть церковной цензуре

Ситуация вокруг постановки «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета накаляется с каждым днем. Суд отложили до получения результатов искусствоведческой экспертизы. Защита директора театра Бориса Мездрича настояла на том, что заключения митрополита Новосибирского и Бердского Тихона, который стал инициатором прокурорской проверки, недостаточно. «Театрал» тем временем обратился к представителям театрального сообщества с вопросом: «Имеет ли право РПЦ вмешиваться в дела театра в светском государстве?»

Игорь Гордин, актер Московского ТЮЗа:
– Какие-то табу в искусстве, безусловно, должны быть, но современное искусство должно носить провокативный характер, а не только лишь удовлетворять и ублажать зрителя. Я много лет работаю с Камой Гинкасом, мастером провокативного театра. Его кредо – театр, который должен вышибать из зрителя эмоции разными способами, в том числе и достаточно жесткими. К сожалению, устанавливать в искусстве четкие и непреложные границы этического характера очень сложно. При желании оскорбление религиозных чувств сегодня можно усмотреть в чем угодно. А такие произведения как «Иисус Христос – суперзвезда» вообще, получается, не должны иметь право на существование?!

Провокация провокации рознь. Акция Pussi Riot – ситуация, на мой взгляд, принципиально иная. Там кощунственное действие произошло в храме – на территории, сакральной по определению. Театр таким местом не является. Это светское учреждение, куда ходят не только верующие (из которых, кстати, не все христиане), но и атеисты. У нас светское государство. Да, были времена, когда актеров хоронили за церковной оградой в неосвященной земле. Но сегодня церковь не должна вторгаться на территорию театра. Театр же не вторгается на территорию церкви. То, что затеяли представители РПЦ – это какой-то нелепый шаг для XXI века. Мне представляется, что церковь таким образом пытается поднять свой изрядно пошатнувшийся авторитет, но это надо делать другим способом. И уж если вести духовный спор со светским театром, то почему бы не делать это средствами искусства, а не методами юридических санкций. Под эгидой церкви вполне могут существовать творческие коллективы, художественная программа которых ориентировалась бы на поддержание догматов церкви. И если это будет интересно, то зритель будет смотреть и такие постановки, и сам, в конечном счете, решать, что ему ближе, нужнее, важнее.

Дмитрий Брусникин, режиссер, педагог Школы-студии МХАТ:
– Я убежден, что в этом спектакле никакого кощунства нет. Церковники действуют чудовищными методами. Мне кажется, что они не могут называться деятелями церкви, поскольку занимаются раздуванием религиозной розни, раскачивают лодку в и без того нестабильные времена. Они имеют право высказывать свое мнение относительно того или иного произведения искусства, апеллировать к пастве, объясняя почему это произведение расходится с религиозной концепцией. Могут призывать своих прихожан не смотреть спектакль. Но пытаться его запретить вообще, привлекая для этого Уголовный кодекс?! Нельзя рассматривать театр как некое подобие храма. Театр – институт социальный, и здесь имеют право высказываться любые точки зрения. К этому надо привыкнуть. Важно, чтобы высказывание было художественным. Но когда его оценивают, используя инструменты политики и религии – это уже пахнет мракобесием.


Источник: www.teatral-online.ru
06.03.2015
Все новости